1. Как возникает интерес к текстам, которые ложатся в основу спектаклей?

Как правило, тексты, к которым есть интерес, уже есть. Или, вернее сказать, интерес к текстам есть, независимо от того, собираешься ли делать спекталь или нет. Спектаклей в голове сложено уже много, какой из них "выпрыгнет" момент ситуативный: наличие времени, людей, сошедшихся в одном времени-пространстве и, разумеется, в их подключённости к теме. Для GOFF-Company единым моментом такой подключённости является внутренний или "спрятанный" звук текста, его невербальная сторона. Стало быть, решающую роль играет музыка текста и музыкальность текста. Содержательные, полифонические тексты, как правило, музыкальны, и больших трудностей с отбором или поиском нет. Их просто-напросто немного.

2. Как вас удается работать на две страны?

В культурном пространстве нет заметных границ. Может быть, есть отставание или "сдвиг по фазе" от сейчашнего в той или иной стране мэйн-стрима. Этот сдвиг однако может оказаться и не отставанием, а опережением... это вообще в авангарде несущественно, важен сдвиг сам по себе. Таким образом, некоторая оторванность от жизненных реалий данной "Страны" работает скорее "на", а не "против". Важными являются практические факторы: наличие времени для совместых с питерскими участниками репетиций, площадка, возможности эффективного проката (речь идёт не о коммерческой стороне дела, а о зрительском feed-backе).

3. Основной "месседж" ваших спектаклей?

- сценическое творчество многообразно... есть такое молоко, есть сякое: коровье и овечье, козье и.. кумыс. Коровьего больше, но и оно м.б. обезжиренным или безлактозным или... био...

- достоинства и ценности "академического" театра - безусловность темы и содержательная направленность (т.наз. сверхзадача) спектакля - могут прекрасно сочетаться с чрезвычайно условным инструментарием, выразительными средствами. Это с одной стороны. С другой, условность, формальность истории органично уживаются с безусловным актёрским перевоплощением.

- основную творческую работу совершает сам зритель - мы только будим его сознание. В том смысле, что провокация - это не подложенная свинья, а желаемое обеими сторонами явление.

4. Есть ли разница между немецким и русским зрителем? В чем она?

Это разница в значительной степени порождена как общественной организацией (на Западе более диверсифицированной), так и спецификой театральной организации и её местом в общественной жизни.

- Для русского зрителя посещение театра по-прежнему некий культурный акт, событие, к которому так или иначе готовятся. Это "культовое" место. Собрание, готовность внимать, даже если многое не нравится или неприемлемо. Потому что не только в том дело, что там показывают, а в том, что раз уж пришёл... Одеться хорошо, платье там... костюмчик... Поэтому русский зритель так ХОРОШ, НЕЗАВИСИМО от его реакции. Для немецкого зрителя (и в широком смысле "западного") Театр не является ни культовым местом, ни священной коровой. Туда не принято одевать выходное платье и, тем более, драгоценности.... Есть, конечно, исключения: опера-балет.. но даже филармония - уже нет... Нельзя говорить хуже это или лучше. Это - иначе. Больше театров на душу населения: казённых (на зарплатах) примерно в три раза, офф-театров примерно в десять раз. Речь сейчас не о качестве театра, а о феномене "уникальности". Прийти в театр - заплатить 10-15 евро - это не акция. Поэтому зритель - не Зритель. Он сам по себе. Более индивидуален. Общих реакций соответственно меньше. Это первое.

- Второе. Русский зритель примерно знает, что его ждёт, он посвящённее. Поэтому приветствует, если показываемое совпадает с его ожиданиями и отрицает, если многое "не так". Как правило, он больше читал. Западный зритель, независимо от того, сколько он читал, готов к подлогу, перемене, провокации. Может Треплева и не застрелят, а он кого-то прикончит; Мастер и есть Маргарита, а трёх сестёр будет пять... Из-за этого немецкий зритель более индивидуален: один принимает такую концепцию, другой не принимает..., есть ещё и факторы убедительности актёрского донесения и пр. и пр. И "доминирующей" реакции нет. На немецкой публике гораздо меньше шансов провалиться. Но и массовый успех менее вероятен. Разуммется, речь идёт не об "обречённых на успех" поп-театральных мероприятиях. Это одинаково и там и там.